Alex (sashka_merlin) wrote,
Alex
sashka_merlin

Германия. Но если бы не в рифму, то поменять Москва на Питер, а Германия на Голландия и я подпишусь.

Меня редко в положительном смысле удивляют люди. Увы. Но тем радостнее, когда это происходит. Я увидела Сашу (да, да, тезки) в Хаммельне. И была просто потрясена. Я все-таки люблю этот мир за то, что в нем встречаются такие люди. Сэмик, кстати, со мной согласен.

Originally posted by chemodanskazok at Германия
… и все задают вопросы – мол, как же ты там живешь?
Вкусный ли кофе? В какое из утр встаешь?
Что там за люди, какие они на вид?
А что Москва, неужели нигде не болит?
И как там дети, балованные – жуть?
Ответить сложно; попробую по чуть-чуть.

Здесь кофе утром дают с туманом, днем с солнцем или слегка с дождем;
здесь люди шутят, конечно, часто, но всё ж немножечко о другом;
у них какой-то врожденно-важный, повсюду видный такой уют;
при том уверенно сядут на пол, ну, если стульев вдруг не найдут.

У них лакричные здесь конфеты, на праздник детям и просто так,
а мне невкусно: лакрица – лето, больница, кашель и прочий мрак.
На улицах целые семьи панков – им десять, двадцать и сорок лет;
в конце концов, никому не важно, как и во что ты сейчас одет;
и воспитатель в яслях, поправив зелено-синий свой ирокез,
весь вид - суровое «против правил», крикнет: «Йонас, куда полез?».

Повсюду люди-велосипеды; с детьми, собаками, просто так;
велосипеды спешат к обеду, велосипеды несутся в парк;
велосипедами на работу – и в дождь, и в скользкий сухой мороз;
велосипедами по субботам к озерам мчаться под шум колес;
а у озер – там цветы, и ветер разносит чаячий тарарам,
спешат куда-то на скейтах дети, и кто-то бегает по утрам.

И сразу хочется бегать тоже, и, взять, конечно, велосипед;
ну а они все меня моложе вот просто в тысячу жизнелет.
Он в двадцать только закончил школу – «еще не знаю, чего хочу»;
а в тридцать, может, пойду учиться, ну, если место заполучу;
работа – это не очень срочно, и без нее в голове бардак;
вот доучусь – и устроюсь, точно, ну а пока хорошо и так.

Ну а пока хорошо и вправду – каштаны, птицы и шум реки;
а в центре города рыжий кролик летит с трамваем вперегонки,
и люди славно так в парке с книжкой лежат под солнышком февраля,
играют в мяч на полях мальчишки, и вновь пора начинать с нуля.

И я в смеющейся электричке, летящей через прохладный лес,
спешу к каким-то немецким детям с моим привычным мешком чудес,
забыв про горести и простуду. Стаканчик кофе и книг штук пять;
попутчик с вечным «а ты откуда?» начнет угадывать-удивлять.

«Америка? Швеция? Нет, а что же? Да, из Москвы? Из нее, самой?
А что, там правда жилье дороже и минус сорок всегда зимой?
Столица.. вот это, пожалуй, славно.. и что, не скучно у нас, в тиши?».

И в тысячный раз я начну о главном, и здесь – да сколько не напиши, все будет мало:
Москва – колдунья, Москва - закаты, снега, огни;
Москва прекрасным своим безумьем влюбляет крепко - не изменить;
Москва безудержно так спешит, велит сильней и быстрее жить,
и здесь до сих пор среди этих людей я всегда на полшага быстрей...
но все мои пол-мешка веснушек сигналят в майский дверной проём:
летайте, люди, пока крылаты; потом когда-нибудь отдохнём.

Любите, мчитесь, рисуйте, плачьте, творите сказки по всей земле,
ведь тот, кто счастлив, других спасает быстрей, чем деньги и крем-брюле.
</span>
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments